всего на сайте: радио (688) тв (273) газет (84) стран (54)
   



РЕКЛАМА:

webantenne_logo
Главная
 
Телевидение
 
Радио
 
Видео
 
Пресса
РадиоШОУ
 
Новости
 
Программа ТВ

 

Вперед в прошлое?

Штормы истории за пару десятков лет могут вынести на поверхность океана возможность к тесному, взаимовыгодному сотрудничеству двух государств, а потом опустить её в Маринскую впадину. Но при этом, сохранить шанс вновь резкого подъема этой самой возможности туда, наверх к солнцу, к дружбе двух стран.

Всё это вполне можно отнести к самой густонаселенной стране в Центральной Азии - Узбекистану, где с первых дней независимости стараются возродить идентичность своего народа, поиска достойного места в современном мире и искренне желали плодотворного сотрудничества с Турецкой Республикой, которое вписывалось в политику молодого руководства страны, возглавляемого Первым Президентом Исламом Каримовым.

Логика политики И.Каримова на сближение с Турцией была легко объяснима – братские по духу народы, объединенные схожим языком, менталитетом, религией, светскими воззрениями на жизнь. Турция на экономическом подъеме, её лидеры первыми признают независимость Узбекистана и первыми же открывают свое посольство в Ташкенте, всячески демонстрируют свое дружеское расположение к молодому государству – как не воспользоваться представленным предложением на скорое и быстрое сотрудничество в экономике, медицине, спорте, культуре?

В 1992 году министерство высшего образования Узбекистана направило для обучения в университеты и институты Стамбула, Анкары, Измира несколько сотен студентов. По мнению президента И.Каримова бакалавры и магистры, вернувшиеся на родину после учебы в Турции, должны были возглавить технологическую модернизацию страны и стать новой узбекской элитой, которая возьмет на себя ответственность за преобразование государства.

В Турции же на молодых ребят из Узбекистана, наряду со стандартными вузовскими курсами, свалилась программа внеклассного изучения основ ислама, причем в его радикальных формах. Такие знания были в новинку для абсолютного большинства студентов, и никто из них не заметил, как в них, буквально вливали идеи исламистских секст, финансируемых проповедником и миллиардером Фетхуллах Гюленом.

Обрабатывали узбекских студентов не только в самих учебных заведениях, но и в общежитиях, где они жили и проводили свободное время. Специальная литература и многочисленные мероприятия сектантов, должны были не только закрепить информацию об идеях Саида Нурси (идеолога, под влиянием которого находится Ф.Гюлен), но постараться изменить сознание молодых ребят.

Досрочная сдача экзаменов, материальная поддержка, посулы в помощи карьерного роста на родине и многое что еще – были сильными аргументами вербовщиков Ф.Гюлена из группировки «Бадиуззамон», ответственной в тот период за узбекских студентов. Всё это у узбекских студентов вызывало интерес, особенно деньги, понятно, которыеникогда не бывают лишними. Поэтому не удивительно, что многие молодые ребята увлеклись идеями С.Нурси, а некоторые стали апологетами секты «Бадиуззамон». Изменения, происходящие в сознании студентов, обучавшихся в Турции, заметилив руководстве Узбекистана, принявшего справедливое решение - отозвать всех своих граждан из университетов этой, как оказалось, не совсем дружеской страны. Недружественность Турции к Узбекистану проявилась еще и в том, что в Анкаре с удовлетворением приняли и обласкали поэта-диссидента Салая Мадаминова.

Бежавший из своей страны, ненавидевший светскую власть в Узбекистане, Салай Мадаминов явно пришелся ко двору силам, мечтавшим о возрождении великой Османской империи. Ислам и его радикальные идеи, по мнению Салая, должны были стать краеугольным камнем нового узбекского государства.

В середине 90-х, поселившись в одном из самых дорогих районов Стамбула - «Алтын-Заде» Салай знакомится с самим Фетхуллах Гюленом. Благо по пятницам они посещали местную мечеть «Жомъе» в одно и тоже время. В этой же мечети Салай сошелся с еще одной знаковой фигурой турецкого политического бомонда – сыном экс-президента Турции Торгута Азала – Коркутом Азалом. Коркут помог открыть Салаю многие двери в дома турецкой элиты.Здесь же в Стамбуле Ф.Гюлен познакомил Салая со многими приближенными к себе персонами, на которых возложил обязанность реализации плана интервенции идей Нурси в Узбекистан.

Салай Мадаминов и ФетхуллахГюлен не только гордились своей дружбой, они открыто и публично позиционировали себя как партнёры, имеющие общий проект по исламизации Узбекистана. Обаактивно работали над этим проектом и добились некоторых положительных результатов.

Президент Узбекистана неоднократно обращал внимание своих коллег в Турции на деструктивных действия гюленовцев, но в ответ – любезные обещания разобраться в ситуации и… не более того.

Идеология будущей Османской империи, по мнению Гюлена, будет строиться на панисламизме, который должен проникнуть и закрепиться в странах Центральной Азии. Обязанность в распространении идей радикализма в Узбекистане Гюлен возложили на последователей группировки «Фатхуллачилар», в частности на бизнесменов, которых направил в Узбекистан для эмиссарской деятельности.

В период активной деятельности последователей Ф.Гюлена в Узбекистане, одним из советников его штаба был С.Мадаминов. Поговаривают, что именно он рассказывал гюленовцам о наиболее уязвимых местах еще не сложившейся узбекской государственной машины, которые можно использовать для вербовки сторонников идей С.Нурси. Салай и его люди старались активно работать со студентами из Узбекистана, обучающимися в Турции, желая завербовать как можно больше себе сторонников. Успешным примером такой вербовки может служить пресс-секретарь оппозиционера - Пахлавон Турсунов, который еще в 1992 уехал учиться в Турцию с первой волной абитуриентов. Два года проведенные П.Турсуновым в Измире, в университете «Эге» и институте «Tomer» не прошли для него даром. Увлеченный идеями Нурси П.Турсунов сблизился с С.Мадаминовым и не смог отказаться от его предложения работать вместе.

В круг наиболее близких к оппозиционеру людей можно отнести и Нурилло Отаханова, активного «нурчиста», который много сделал для создания механизмов распространения литературы секты среди местного населения. Чем больше литературы распространялось, тем богаче становился Салай, ведь ему платили комиссионные за произведенную в Турцию литературу.

Надо сказать, что в деле распространения своей литературы адепты Гюлена добились хороших результатов. Одним из факторов такого успеха был (на первом этапе), налаженный импорт необходимых книг в Узбекистан вкупе с канцелярскими принадлежностями. Например, СП “Kaynak-nta” (до этого действующего как СП “Isik”) специализировавшееся на поставке канцелярских товаров, книг Ф.Гюлена и С.Нурси, просуществовало до 2010 года.

Еще одним большим успехом (на втором этапе), «нурчистов» в Узбекистане являлось создание своих типографий для выпуска необходимой литературы, периодической газеты «Етти Иклим» и ежемесячного журнала «Ирмок». Печатали всё необходимое на частных предприятиях «Маншури Шафак» и «Шифак призма». В зачет себе эмиссары секты могут записать книги на узбекском языке: «Хакикат куртаклари», «Хакикатнима», «Севгинима» и «Улимдан сунг», переведенные с турецкого. Удивительно и то, что внутри страны периодика «нурчистов» распространялась через местную сеть газетных киосков – «Матбуот».

Сфера интересов деятельности гюленовцев в Узбекистане была разносторонней: от местных исламских проповедников и идеологически неокрепшей молодежи, до бизнес-структур с турецким капиталом.

Бизнесмены из Стамбула – эмиссары Гюлена, приобретали квартиры в Ташкенте, Смараканде, Бухаре, Ургенче, который использовали как подпольные медресе для обучения школьников основам ислама в нурсистской интерпритации.

Всех, кто учился в Турции, в Узбекистане: в лицеях, колледжах, работников СП с турецким капиталом и всех, кому нравилось быть в команде Ф.Гюлена и за это получать денежное довольствие, должны были стать членами одного узбекского джамоата.

Одной из знаковых фигур в сложившейся финансовой структуре был Обуз Мехмет Зеки – турецкий бизнесмен, особа, приближенная к самому Ф.Гюлену. Известно, что в 2006 году он в США отчитался об инвестированных в Узбекистан финансовых средствах, о проделанной успешной работе по созданию турецких центров, лицеев и колледжей и самое главное о почти «поголовном» увлечении узбекской молодежью идеями «нурчилар». Шеф был доволен и выделил дополнительные средства для нужд узбекского отделения «нурчилар». Правда в Узбекистане с «нурчистом» Обуз Мехмет Зеки случилась незадача. В том же году он был арестован и осужден на 16 лет за ряд экономических преступлений, совершенных на турецких предприятиях, которые он возглавлял.

В конце концов, начиная примерно с 2010 года, вся гюленовская сеть, в Узбекистане была разгромлена и ликвидирована. Большинство из наиболее активных и значимых фигур «нурчилар» были арестованы, включая турецких бизнесменов, и осуждены. На этом все иллюзии о плодотворном и взаимовыгодном сотрудничестве между двумя странами в Узбекистане растаяли.

Некоторым адептам секты удалось бежать в Турцию. Там они примкнули к Салаю Мадаминову. Не исключено, что в пасьянсе, который пытался разложить лидер узбекской оппозиции, бывшие нурсисты из Узбекистана должны сыграть определенную роль. Они её и сыграли.

Так, открыто выражая проэрдогановскую позицию во время июльского путча в Турции, Салай тайно направлял действия сторонников -нурсистов для участия в подготовке и проведении активных фаз государственного переворота. Подтвердить этот факт могут служить попытки давнего друга «оппозиционера», депутата и адвоката Атилла Кая освободить из-под следствия близких Салаю людей, арестованных правоохранителями в Турции в ходе антитеррористических операций.

Еще совсем недавно Р.Эрдоган проигнорировал просьбы И.Каримова прекратить экспорт в Узбекистан идеологию Гюлена. А сегодня Эрдоган просит лидеров центрально-азиатских государств «разобраться» с гюленовскими структурами в своих странах и искоренить вчистую всех сторонников своего заклятого врага.

А между тем, Салай Мадаминов продолжает с большим комфортом проживать в Турции. Ему, другу и партнёру Гюлена, никто не предъявляет каких-либо претензий, ему не задают вопросов, а позволяют продолжать свою, якобы политическую деятельность. И это несмотря на то, что даже легкие подозрения о каких-либо контактах с Гюленом или к приближенным ему людям, в Турции карается самым жестоким образом. Эрдоган каленым железом выживает в стране память об этом враге государства, не говоря о тех, кто каким-либо образом был связан с организациями, финансируемыми Ф.Гюленом. А вот Салай, тесно сотрудничавший с Гюленом, чувствует себя в Турции в полной безопасности. Воистину: Восток есть Восток.

Однако, в Узбекистане сегодня есть понимание того, что агрессивная активность Ф.Гюлен в стране и внешняя политика Турецкой Республики - две разные вещи. Осталось лишь турецким лидерам доказать, что в Ташкенте правильно понимают желание Анкары восстановить долгосрочное и взаимовыгодное сотрудничество между двумя близкими друг другу странами. Много ли для этого необходимо сделать? На самом деле совсем немногое: решить проблему верного гюленовца, фактического врага Узбекистана и Турции – Салая Мадиминова. И тогда Ташкент готов вновь открыть свои двери для турецкого бизнеса, развивать на новом качественном уровне отношения в сфере туризма, культуры и спорта. Как скоро это произойдет, нам предстоит убедиться в скором времени.

Александр Зайдель

 

ВИДЕОНОВОСТИ
Вести 24
Первый канал
бизнеса
Russia Today
24 (Канал новин)
Вместе
Rustavi 2
CNN
НОВОСТИ ДНЯ
  О проекте |Контакт | Партнеры   Rambler's Top100 Russian America Top © 2004 - 2014 webAntenne.com
User online: 9  All Rights Reserved
.